Китайские поля

Как я поехала учиться в Китае. Часть 2. От Новосибирска до Харбина

Рассказ Оксаны. Продолжение. Начало читайте здесь.

Скорый поезд «Москва-Пекин» - российский состав РЖД. Вагоны – купейные. Очень чисто, уютно, комфортно. В крупных городах, в том числе и в Новосибирске, к основному составу цепляют по очередному вагону, в который садятся новые пассажиры. Очень удобно, потому что до самой границы уже никто в вагон не подсаживается.

Москва-Пекин - В купе вагона

В купе вагона

Моим попутчиком по купе оказался китайский парнишка лет 18. По-русски он знал всего несколько слов, а я по-китайски и того меньше – ни слова. Всю дорогу он читал или смотрел в окно, и мы практически не разговаривали. В соседнем купе ехала молодая китаянка, которая вполне сносно говорила по-русски, и русская пожилая семейная пара из Казахстана.  Фёдор Васильевич родился в Манчжурии (это китайский город на границе с Россией), а когда ему было 16 лет, в 1957 году, с родителями переехал в Россию, потом в Казахстан. И вот теперь спустя столько лет он ехал посмотреть на свою родину и заодно показать её жене. Когда он уезжал в юности из Манчжурии, это был грязный бедный городок на три улицы.

Байкал среди гор

В просвете гор показался Байкал

Спускаемся к Байкалу

Спускаемся к Байкалу

В вагоне собрались разные люди – русские женщины за товаром в Китай, молодая семья с практически новорожденным ребёнком, 2 пожилых китайца, кореец. Два  друга предпринимателя отправлялись в Пекин за техникой – как видно не в первый раз – и были хорошо знакомы с проводниками. Тот, что помоложе, бегло говорил по-китайски, но это выяснилось уже на границе. Все китайцы вели себя в вагоне очень спокойно. В-общем, публика была разная. Проводники – муж и жена.

Самая южная точка Байкала - по дороге в Китай

Самая южная точка Байкала

Байкал

Вид на Байкал из окна поезда

Самое яркое впечатление в дороге – конечно же, Байкал. Он появился неожиданно в просвете гор ярко-голубой сверкающей линзой. Около часа поезд потихоньку сползал с гор к побережью, и потом ещё 3 часа мы наслаждались необыкновенной красотой этого озера. День был ясный,  и на горизонте вода сливалась с небом. Железная дорога проходит через самую южную точку Байкала.

Река Селенга

Река Селенга

Небольшая станция Слюдянка на берегу. Поезд стоит 2 минуты, и местные жители протягивают в открытую дверь тамбура копчёного омуля. Не удержалась – купила одного. Рыба вкуснющая!

За Байкалом населённых пунктов уже очень мало – вдоль дороги небольшие деревеньки с почерневшими домами и горами мусора (видимо характерный признак российского быта). Иногда вдалеке видны столбы дыма – очередной пожар. В Сибири тайга горит два раза в год – весной и осенью. И масштабы этих пожаров неизмеримо больше тех, что пронеслись по европейской части России летом 2010 и 2011 года. Только про эти пожары мало кто кричит во всеуслышанье – местность малонаселённая, человеческого жилья – по пальцам сосчитать. Ну, горит тайга, и вроде пусть горит. До Москвы далеко.

Забайкальские степи

Забайкальские степи

Поселок в Забайкальской степи

Поселок в Забайкальской степи

Крупные города за Байкалом – Улан-Удэ и Чита. От Читы состав поворачивает на ветку Забайкальской железной дороги, ведущую к границе с Китаем. Здесь уже совсем другой пейзаж  - горы и тайга остались позади. Кругом степи. И хотя от простора захватывает дух, картина не особо радостная. Пусто. Пустые необжитые земли, возле посёлков – ни полей, ни животных. Многие из посёлков – расформированные воинские части. Об этом напоминают остовы казарм без крыш и окон. В-общем, впечатление – то ещё. Дорога огибает каждый холм и поезд плетётся неспешно, петляя вокруг одно и того же населённого пункта по нескольку раз.

Днём прибыли наконец-то в Забайкальск – городок на границе с Китаем. Кому до Забайкальска – вышли, таких оказалось больше половины.

На таможне

Для оставшихся – сначала таможенная проверка в вагоне. Из купе не выходить, всем оставаться на своих местах. Пограничники  с собакой. Суровые лица. Проверяют паспорта, придирчиво сверяют фото. «Как часто ездите за границу?», «С какой целью едете в Китай?», «Что с собой везёте?».

«Говорите ли по-китайски?» - это мне вопрос, видимо, в расчёте на то, что переведу своему соседу по купе вопросы. Увы, по-китайски не говорю. Начинаются объяснения на пальцах таможенника с китайцем – паспорт, сколько денег, что везёшь, покажи вещи. «Елки, - думаю, - а как же я с китайской таможней объясняться буду?». В конце концов, всех проверили, забрали загранпаспорта для печатей и выпустили нас из вагона.

В Забайкальске меняют колёса у всего состава, так как в Китае узкоколейка, и у нас было время – часа три для прогулок.

Забайкальск – маленький городок. Вокзал по российским меркам очень даже приличный, чистый и опрятный. Но сам город (прости меня, Родина!) как после войны. Пыльно, грязно, тучи мошкары, полуразрушенное здание средней школы постройки 50-х годов. Ни тротуаров нормальных, ни дорог.

Фёдору Васильевичу (попутчик из соседнего купе) надо было поменять рубли на юани, да и у меня юаней не было. И мы с ним вдвоём отправились в обход по забайкальским банкам. В результате в тот день два банка полностью лишились своей наличности в юанях, приняв от нас доллары и рубли. Два других банках остались нетронутыми по причине более высокого курса.

Там Россия

Там Россия

Башня за светофором – это уже Китай

Башня за светофором – это уже Китай

Вернулся наш состав, мы все заняли свои места, таможня возвратила нам паспорта с отметкой о пересечении российской границы. Но поезд почему-то всё никак не отправлялся. Задержали нас надолго. В вагоне было душно, выходить на перрон запретили. Вынужденное ожидание вдруг всех сплотило. Кто не успел раньше – стали знакомиться, китайцы кинулись учить русский, русские – китайский. И все недоумевали – а что ж мы четыре-то дня дурака валяли?

Поезд тронулся, когда уже совсем стемнело. Вместо положенных 4-х часов мы провели на российской границе более 7 часов. Граница начиналась сразу же за вокзалом – ряд столбов, ярко освещённых прожекторами.

Россия осталась позади, и Забайкальск утонул в темноте. А впереди засверкала Манчжурия. Честно скажу, что такого контраста я не ожидала. Город – сияющее море огней. Мы, русские, только рты открыли от изумления, а китайцы сидели с радостными лицами и улыбками до ушей. И нам, русским,  оставалось только восторгаться и восхищаться, и было стыдно за свою неумытую и непричёсанную Родину. А Фёдор Васильевич, в памяти которого Манчжурия осталась захудалой деревенькой, и вовсе дар речи потерял.

Маленький кусочек вокзала в Маньчжурии

Маленький кусочек вокзала в Маньчжурии

Маньчжурия

Маньчжурия (фото сделано из окна вагона, прошу извинить за качество)

Прибыли на вокзал. Появились китайские таможенники – молодая девушка и мужчина. Очаровательная улыбка и – «Ваш паспорт, пожалуйста». По-русски. И все остальные вопросы – тоже по-русски. Подумала, неужели нашим таможенникам выучить по-китайски три фразы ума не хватает?

Вышли на перрон. Такое впечатление, что это огромный город где-нибудь в центре страны, а не на границе. Огромный вокзал, раза в два, а то и в три больше новосибирского. Масса людей, которые куда-то едут. Только пассажирских путей я насчитала шесть, а сколько путей для товарных составов, трудно сказать. Идеальная чистота. По перрону ходят с иголочки одетые полицейские в белых перчатках. Поезда приходят и уходят, люди снуют, город переливается всеми огнями. От всего этого даже голова закружилась. К сожалению, фото этих ощущений передать в полной мере не может.

Да, потом там, в Китае, есть и бедность, и неухоженность, и не везде всё так красиво и шикарно. Но пограничный город – это лицо страны. И Китай этим лицом в грязь не ударил.

В Китае

После пересечения границы я почувствовала, что наш поезд действительно скорый. Состав летел с сумашедшей скоростью. Всю ночь мне в окно светила одна и та же звезда – ни одного поворота, поезд шёл по прямой.

Видимо, где-то ночью мы проезжали химзаводы, потому что иногда ощущался настолько резкий запах химикатов, что приходилось прятать нос в подушку.

С рассветом показались китайские деревеньки, кукурузные и рисовые поля. Домики подступают вплотную к железнодорожным путям. Всё засеяно, всё заселено. Кругом либо поля, либо деревни. Где-то на половине пути до Харбина вдоль железной дороги велось строительство ещё одного полотна. Мы ехали и ехали, и на протяжении четырёх часов беспрерывно тянулась эта дорога на разной стадии строительства, и везде работали люди.

По пути было несколько остановок. В вагоне прибавилось китайцев.

И вот днём, 9-ого сентября, спустя 12 часов пути от границы и четверо с половиной суток от Новосибирска наш поезд подъехал к  Харбину. Изрытая земля, какая-то техника, похожая на гигантские качели, потом показались огромные высокие здания, мы пересекли реку и прибыли на вокзал.

Я попрощалась с проводниками и вышла из вагона. Перрон быстро пустел. Я поставила на землю чемодан и огляделась вокруг.

Меня никто не встречал…

Продолжение читайте в статье Как я поехала учиться в Китае. Часть 3. Харбин – первые впечатления.

Рассказала Оксана Боборыкина, автор сайта "Мы и наши дети" (my-i-nashi-deti.ru). 

Китайская деревня

Китайская деревня возле самой железной дороги

 

     

Как я поехала учиться в Китае. Часть 2. От Новосибирска до Харбина: 3 комментария

  1. Жду продолжения очень красиво и доступно все описано, такое ощущения что книгу целую прочитала:)

  2. мне тоже очень понравился рассказ , вот только было бы еще неплохо узнать сколько стоило ваше обучение китайскому массажу , и сколько стоила квартира , в Харбине , оставляли ли вы залог , когда жили в квартире, и сколько примерно нужно денег иметь с собой изначально? были ли с вами истории из которых вы не знали как выйти? расскажите…. пожалуйста…

Комментарии запрещены.